Надежда Сергеева http://putnik.org Sat, 21 Apr 2018 19:17:53 +0000 Joomla! - Open Source Content Management ru-ru Волшебные игрушки http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/detskoe/item/281-volshebnye-igrushki http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/detskoe/item/281-volshebnye-igrushki

vol igr

Митяй сидел на кровати и с грустью перебирал в коробке новогодние игрушки.

Сегодня канун Нового года, а елка, уложенная в коробку, лежит высоко на антресоли. Потому что некому ее доставать и ставить. Папа задерживается в командировке, из-за плохой погоды отменили рейс самолета. Мама простыла и слегла с высокой температурой. Митяй поил ее чаем с малиной и медом.

В комнате сгущались сумерки, короток зимний день. За окном шел пушистый снег, сверкая в свете фонарей словно блестки.

Митяй сидел и вспоминал, откуда появилась та или иная игрушка. Вот эту звездочку и стеклянный фонарик подарила бабушка, они старинные, еще с ее детства. А вот этот Дед Мороз достался Митяю как приз на школьном утреннике в первом классе.

Мальчик улыбнулся, взяв в руки набитую ватой куколку, ее сделала мама, когда сама была маленькой девочкой.

- Эх, - вздохнул мальчик совсем по-взрослому, - были бы вы живые, мы б с вами и елку поставили, и праздник устроили.

Нечаянная слезинка скатилась по щеке и упала прямо на шапочку Деда Мороза. Стеклянная игрушка вдруг встрепенулась, подвигала руками, моргнула пару раз и встала на ноги.

- Чего ревем, праздник пугаем? - спросил стеклянный Дед Мороз, подходя поближе к Митяю.

Мальчик вздрогнул от неожиданности и выронил куколку на одеяло.

- Осторожнее! – проворчала та, поднимаясь на ножки.

- Так чего ревем-то? – повторил вопрос Дед Мороз.

Митяй протер глаза и тихо проговорил:

- Праздник, а елки нету.

Куколка взобралась к нему на ладошку, удобно устроилась на большом пальце:

- Ну, не ври, что только из-за нее такие расстройства.

- Вы живые? – наконец-то решился спросить ошарашенный Митяй.

- Живые, живые, - засмеялся Дед Мороз, - хочешь, сейчас все остальные оживут?

- Погоди, Дед, - Куколка погрозила ему пухленьким пальчиком, - не видишь что ли? У мальчика не только в елке проблема. Говори, Митяй.

Дед Мороз, скользя по одеялу, с трудом взобрался на колено мальчику:

- Ну, правда, что случилось-то?

- Мама болеет, - всхлипнул Митяй, - папа в командировке задержался.

Куколка поднялась на ножки и затопала по Митяйкиной ладони.

- Болеть, это очень плохо. И домой не приехать к празднику тоже плохо, - проговорила она, остановившись, - но это не повод сидеть тут и плакать!

- А что делать-то? - поинтересовался Дед Мороз.

- Как что? Праздник встречать! А ну, Дед, буди остальных, - скомандовала Куколка и спрыгнула на одеяло рядом с коробкой.

Митяй во все глаза наблюдал за пробуждением новогодних игрушек. Все они потягивались, как после долгого сна и вылезали из коробки.

- Значит, так, новогодний народ, - Куколка снова забралась на ладонь к Митяю, - через пару часов наступит Новый год. А елки нет. Она еще спит. Кто ее сможет разбудить?

Игрушечный народец посовещался, и вперед вышел картонный самолетик.

- Я его сам сделал, - подумал Митяй

- Я могу, если скажете, куда лететь, - храбро проговорил Самолетик, качая крылышками.

- Она на антресоли, - указал мальчик.

Самолётик пару раз подпрыгнул и взлетел, направляясь вверх, к антресоли. Он полетал немного над большой коробкой, и та вдруг легко поднялась в воздух и мягко опустилась в центре комнаты. Верхняя крышка сползла на пол, из коробки показалась мохнатая зеленая ветка, и раздался приятный голос:

- Вот спасибо, что разбудили. Только мне самой не подняться, надо мою подставку сначала достать.

Митяй спрыгнул с кровати и достал из коробки подставку, в которой всегда стояла елка.

Зеленая красавица, махая большими ветвями, как птица крыльями, на лету расправляя маленькие веточки, поднялась над полом и точно опустилась в подставку.

Игрушки закричали «Ура!» и попрыгали с кровати, устремляясь к елке.

Митяй и Самолётик помогали игрушкам попасть на верхние ветки.

А последней из коробки выползла, словно змея, гирлянда с огоньками. Когда она расположилась на ветках, огоньки вспыхнули, и зазвучала тихая красивая мелодия.

Куколка со своей ветки сказала Митяю:

- Ложись на кровать, закрой глазки и загадай желание.

Митяй послушно улегся и закрыл глаза.

Огоньки на елке мерцали, звучала волшебная мелодия, а игрушки тихонько пели:

- Новый год приходит в дом,

Поселяет радость в нем.

Ведь его призвание -

Исполнять желания.

 

****

- Митяй, сынок, проснись, - сквозь сон услышал Митяй и открыл глаза, - Новый год не проспи!

На кровати сидела и улыбалась мама, рядом стоял улыбающийся папа, а возле мерцающей огнями елки лежали коробки с подарками.

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Надежда Сергеева) Детское Wed, 18 Apr 2018 13:32:45 +0000
Как я полюбил рыбалку http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/detskoe/item/275-kak-ya-polyubil-rybalku http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/detskoe/item/275-kak-ya-polyubil-rybalku

cat 2

До чего ж я в детстве любил в каникулы ездить на дедову родину - село Бобраву. Все мне там нравилось - и как говорили на смеси русского с украинским (там до Украины совсем недалеко),

и как я с пацанами лазил на шелковицу (мне, уральцу, было в диковинку на одном дереве видеть разного цвета ягоды сразу), и  как купались в ставке - небольшом и неглубоком прудке, у плотины речки Бобравки. Но особенно мне пришлась по душе рыбалка! Представляете, прудок начинался прямо за огородом, сядешь на мостках с куском хлеба, с орешниковой удочкой в руках и таскаешь карпов в локоть величиной!

В тот мой приезд, о котором я и начал рассказ, мне было лет десять.

Еще во дворе стояли чемоданы и дед с бабушкой здоровались с многочисленной родней, а я уже со Степкой, своим то ли троюродным братом, то ли четвероюродным, бежал с удочками на ставок, предварительно сменив «цивильный наряд на домашнюю одежу». Удача нам способствовала необычайно! Карпы готовы были хватать голый крючок. Ох, и счастье мне привалило в тот раз! Огромный, как  казалось, карп чуть меня с мостков в воду не затащил, ладно Степка свою удочку бросил и помог. Во двор мы возвращались гордые своим уловом! У каждого на ивовом кукане по шесть карпов, а мой последний - самый большой.

И надо же было так случиться, что именно в этот момент вошла во двор  с коробкой в руках бабка Василиха (ее все так звали). В той коробке у нее были трехдневные цыплята, которых она по доброте своей принесла соседям. Старушка неловко задела своей ношей калитку, уворачиваясь от щенка, и все желтенькие шарики высыпались на землю! Что тут началось! Все, кто был во дворе, начали ловить эту мелочь.

Мы со Степкой беззаботно бросили свою рыбу возле крыльца и включились в охоту. На шум и смех во двор набежали еще  соседи. Когда всех нечаянных беглецов изловили и поместили в небольшой загончик, толпа добровольных помощников и просто соглядатаев поредела. Вот тут-то решили мы со Степкой похвалиться своей добычей. Глядим, а самого-то большого карпа с моего кукана и нет! Я в рев, и поверьте, не стыдно было плакать на всю улицу. Степка божится, что не брал карпа, так как ловил цыплят. Тетушка Валентина, хозяйка дома, давай вспоминать,  кто из соседских ребятишек был во время переполоха во дворе:

- Генька Павлинин, Иваська Мыколы брат, сам Мыкола.... Та, кто из них на чужу рыбу позарился?

В это время пришел на обед с работы старший брат Степки Василь. Узнав в чем дело, он сначала подошел к крыльцу, внимательно осмотрел кукан, само место, где лежала рыба. Потом позвал меня:

- Сейчас мы воришку найдем, не реви.

- А как найдем-то, - все еще всхлипывал я.

- А ты посмотри внимательно. Видишь, край веточки надгрызен, а от крыльца полоса тянется, - обратил мое внимание на странный след Василь.

- Будто волокли кого, - догадался Степка.

Пошли мы все по следу. Тянулся он от крыльца вдоль  дома до заплота.

- Смотри чешуйки! - закричал глазастый Степка.

- Точно. Тут твоего карпа есть начали, - подтвердил его брат.

Я снова захныкал.

- Да, не переживай ты так, еще пойдем, наловим, - обнял меня Степка.

Пошли мы дальше по следу, который привел нас к коморе (ну, это сарай такой на столбах, где зерно хранили). Заглянули мы под комору и расхохотались. В самом центре под сараем сидела кошка и ела моего карпа! Когда мы попробовали ее достать палкой, она только зло зашипела. Но что самое удивительное в этом происшествии - кошка была размером в карпа! И ведь сумела его протащить почти через весь двор и под коморой слопать.

Воришку-то мы нашли, но сворованного карпа спасти не смогли. Да и кошка нам  потом дня два на глаза не показывалась, а  мы  и забыли о ней. Мало ли дел у мальчишек летом в деревне!

Именно благодаря этому случаю, заставившему оценить важность потери улова, я полюбил рыбалку, правда, таких здоровых рыбин мне ловить больше не доводилось.

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Надежда Сергеева) Детское Sun, 08 Apr 2018 18:04:29 +0000
Как Веточкин Зиме помог http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/detskoe/item/272-kak-vetochkin-zime-pomog http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/detskoe/item/272-kak-vetochkin-zime-pomog

zima

Петька Веточкин сидел на подоконнике в своей комнате и, наблюдая за улицей, думал о том, как неправы бывают родители, отправляя его спать в наказание за порванные в пылу хоккейной баталии штаны.

Разве трудно понять, что Петькиной вины тут нет! Было бы больше снега, лёд на корте был бы потолще, не торчали бы голые ветки по краям, не за что было бы зацепиться при падении. Спорить с мамой было бесполезно, и Петька ушел в свою комнату, но спать не лег, а, выключив свет, уселся на подоконник и стал считать машины, проезжающие по улице – сколько их справа налево едет, сколько наоборот, сколько грузовиков и легковушек. Не ахти какое занятие, но все же – не сон. Но машины вскоре надоели, и мальчик переключил внимание на окна дома напротив, где мелькали огоньки новогодних гирлянд. Вдруг в вечернюю тишину проник какой-то звук – то ли плач, то ли вздох, то ли говор. Петька поднял голову, пытаясь выяснить, откуда этот звук, и чуть не свалился с подоконника. На краю приоткрытой форточки сидела малюсенькая девчонка!

   - Эй, - тихонько позвал Петька гостью, - ты кто такая?

   Девчонка оглянулась, увидев мальчика, тоненько взвизгнула и, взмахнув серебристыми крылышками, упорхнула за край окна.

   Петька поднялся на ноги и выглянул в форточку:

   - Ну, ты куда подевалась? Не бойсь, не обижу. Чего ревела-то?

   - Я не ревела, - прозвенела малышка, присаживаясь снова на краешек открытой форточки, - я горевала.

   - А что случилось-то? – Петька с интересом разглядывал собеседницу.

   Ростом она была не больше его ладони, на голове была одета белая шапочка, из-под которой выглядывали золотисто-желтые косички с голубыми бантиками, голубенькая шубка вся переливалась разноцветными искорками, на ногах у девчонки были белые валеночки. Но самое удивительное – за спиной у неё трепетали тоненькие блестящие крылышки.

   - Случилось, - гостья вздохнула как-то совсем по-старушечьи, - Новый год скоро придёт, а такое творится! Снега нет! Зима не наступает.

   Петька согласно кивнул:

   - А ты знаешь, почему?

   - Как не знать! – девчонка свалилась бы с форточки, если б не крылья, - Зиме так не терпелось вступить в свои права, что она раньше положенного рассыпала везде свои снега. А сестрица её Осень обиделась, позвала ветра с дождями и такую круговерть в нашем царстве устроила, что сломались волшебные сани Зимы. А Осень спать в своих покоях устроилась.

   Веточкин, затаив дыхание, слушал гостью. Вот друзья удивятся, когда он им всё расскажет!

   - И что, починить не можете? – удивился Петька, - вы ж волшебники!

   Кроха огорченно проговорила:

   - Да, волшебники, но сани починить не можем. Зима волшебную силу целым саням даёт, а у них полозья поотваливались.

   Петька поскрёб в затылке:

   - Да-а, задачка. И что никто-никто не умеет у вас чинить сани?

   Малышка кивнула головой и горестно вздохнула.

   - Слушай, а тебя как зовут, - Петька встал на подоконник ногами, чтобы быть на одном уровне с гостьей.

   - Меня Снежаной зовут, я помощница Зимы, - ответила та, улыбнувшись.

   - Я вот что хочу сказать, Снежана, - мальчик помедлил, собираясь с духом, и сказал, - летом в деревне я вместе с дедушкой чинил телегу, думаю, и полозья к саням прибить бы сумел.

   Снежана, быстро-быстро замахав крыльями, взлетела над форточкой.

   - Вот здорово! – Воскликнула она. - Полетели к нам!

   Снежана вспорхнула над форточкой, но тут же села обратно:

   - А как же ты полетишь? Крыльев нету, я тебя не подниму. Надо что-то придумать.

   - Да уж придумай что-нибудь, снега очень хочется. Да, и Новый Год без него не праздник, а просто недоразумение, - внимательно наблюдая за девчонкой, проговорил Петька.

   Снежана так смешно топала своими валеночками по форточке, что Веточкин с трудом сдержался, чтоб не рассмеяться. Но малышка была очень сосредоточенна, и мальчик понял – его смех будет лишним.

   Помощница Зимы вдруг остановилась и посмотрела на хозяина:

   - Я, кажется, придумала, как тебя перенести в царство Года, - заметив удивлённый взгляд мальчика, пояснила, - наше царство так называется, а живут в нём Времена года. Каждое в своем дворце. Правит у нас Старик Год, самый мудрый правитель на всём свете, но и он не может повлиять на строптивую Осень, и своенравную Зиму, слишком у них характеры независимые.

   Петька кивнул и спросил:

   - А придумала-то что? Как я ваши сани чинить буду?

   - Вылезай на улицу, - скомандовала Снежана.

   - Как это «вылезай»!? В форточку что ли? Я ж не пролезу, - рассмеялся Веточкин, - я ж большой, не то, что ты. Я лучше через дверь выйду.

   Гостья заметно смутилась:

   - Ой, точно. Прости, это я сгоряча. Выходи, я буду ждать тебя у старого тополя.

   Гостья, сверкнув крылышками, упорхнула в темень вечера.

   Веточкин тихонько открыл дверь комнаты, пробрался в коридор. Мама с отцом смотрели телевизор в большой комнате. Обуться в валенки, надеть пуховик и шапку, достать из кладовки отцов ящик с инструментами было делом минуты, сложнее было так открыть и потом закрыть входную дверь, чтобы она не скрипнула и не звякнула замком, но Петьке это удалось. Через несколько минут он уже стоял у старого, высоченного тополя, что рос в глубине двора.

   Снежана, легко помахивая крылышками, опустилась мальчику на плечо.

   - Сейчас я тебя кое с кем познакомлю, - сказала она и взмахнула рукой.

   Тотчас снег вокруг них снег стал клубиться, и кружащимся столбиком подниматься выше и выше, пока не вырос ростом с Петьку. У столбика появились весёлые, черные как угольки, глаза, нос и улыбающийся рот.

   - Знакомьтесь. Это моя подружка, младшая дочка Зимы, Метелица. А это… ой, а ты мне так и не сказал, как тебя зовут! – Снежана от растерянности даже взлетела над Петькиным плечом.

   - М-м-ме-тел-л-ица? – Заикаясь, повторил Веточкин, - а я Петя. Пётр Веточкин, ученик шестого класса.

   - Снежанка сказала, что ты сможешь починить мамины сани, - голос Метелицы был тихим, шуршащим.

   - Я попробую, меня дедушка летом в деревне учил управляться с инструментом, - Петька и верил, и не верил в происходящее, ему очень хотелось ущипнуть себя за нос, чтобы убедиться, что это не сон.

   - Тогда полетели, - пошелестела Метелица, вдруг у снежного столбика появились крылья, словно приготовилась к полёту гигантская птица, поднялся ветер, который легко подхватил Веточкина и понес над землей.

   В первые минуты полёта Петьке было страшно, ну, самую капельку.… А потом стало даже интересно - внизу мелькали городские кварталы, во дворах светились новогодние ёлки. Постепенно видимость ухудшилась, всё вокруг мальчика стало белёсым, словно он был внутри облака. Скоро Петька стал снижаться, и он понял, что полёт заканчивается.

   Когда облако рассеялось, мальчик увидел, что тёмный вечер сменился ярким солнечным днём. Петька стоял посреди большой снежной поляны, далеко у леса сверкал на солнце большой бело-голубой дворец. Веточкин посмотрел на Метелицу, рядом были с нею белые с серебряными звёздами сани, похожие на те, в которых зимой его катал дедушка. Только в деревне сани были исправны, а тут они были перевёрнуты, а прозрачные полозья лежали поодаль.

   - Вот, видишь, полозья отвалились, - показала на них Метелица.

   Петька с самым серьёзным видом обошел вокруг саней, внимательно рассматривая места крепления полозьев. Потом с не меньшим вниманием осмотрел и полозья.

   - Полозья целы, даже не треснули, - выдал он свой вердикт Метелице, - я могу сказать, почему сани сломались.

   - Это почему же? – метелица недоверчиво смотрела на мальчика.

   - Крепления-то какие были? Я вижу только ледяное крошево на месте аварии, значит, полозья к саням льдом крепили, - Петька свысока (насколько это было возможно) смотрел на снежный столбик.

   Метелица обиженно проворчала, взметнув снежинки:

   - Не просто льдом, а самым крепким волшебным льдом.

   - Эх, ты, голова два уха, - Веточкин повторил слова своего деда, взглянул на собеседницу и расхохотался, - слушай, а у тебя уши есть?

   Метелица обиделась, было, но засмеялась вместе с Петькой:

   - Конечно, есть, иначе, я б с тобой говорить не могла, просто их под причёской не видно.

   - Причёской? – Петька чуть не упал от смеха на снег.

   А Метелица подняла вокруг себя снежные хлопья и действительно стала похожа на девочку-растрёпку.

   - Посмеялись, и будет, - стала серьёзной Метелица, - как же починить мамины сани. Плохо же всем без снега!

   - Я придумал, - Петька опустил на снег отцов чемоданчик, открыл его и достал разноцветную коробочку, - знаешь, что тут было? Конфетки маленькие такие, леденцы, я всё время их название забываю. Слово больно заумное. Когда мы все конфетки съели, папа стал в этой коробочке хранить гвозди. Смотри.

   Мальчик высыпал на ладошку несколько гвоздиков:

   - Надо прибить полозья к саням, только мне одному не справиться! Нужно подержать полозья, пока я прибивать буду.

   Метелица взмахнула крыльями:

   - Я сейчас вернусь.

   И снежным вихрем унеслась в сторону дворца.

   Ждал Петька недолго, Метелица прилетела не одна. С её крыльев скатился смешной снеговичок и одетый во всё белое мальчик.

   - Вот тебе помощники, Петя. Это Морозко, мой старший брат, а это самый лучший друг Снежок, - представила Метелица прибывших.

   - А я Петя Веточкин, меня позвали отремонтировать эти сани, - Петька держал в руках несколько гвоздей и молоток, всем своим видом показывая серьёзность намерений.

   - Здорово! Значит, пойдёт снег! – Снежок аж подпрыгнул, - я так давно в снегу не купался!

   Морозко улыбнулся:

   - Говори, что мы должны делать, мастер.

   - Принесите полозья ближе к саням и подержите их, пока я буду прибивать, - Веточкин ощущал всю важность момента.

   Работа закипела. Даже Метелица своими снежными вихрями помогала передвигать тяжелые полозья.

   - Знаете, а я, кажется, придумал, как что надо сделать, чтобы сани снова не сломались, - воскликнул Петька, когда вся компания любовалась выполненной работой, - эти гвозди, надо ещё и приморозить! Тогда они точно не выпадут.

   Морозко достал из кармана серебристую палочку:

   - Это проблема решается легко, немного волшебства,… - он прикоснулся палочкой к местам соединения саней с полозьями и они тотчас покрылись прозрачной ледяной корочкой, - и готово!

   Петька сложил оставшиеся гвозди и молоток в чемоданчик, обошел вокруг саней и важно заявил:

   - Надо бы опробовать сани, так сказать, провести ходовые испытания.

   - Ой, мама идёт, - воскликнула вдруг Метелица, закружив снежные вихри.

   Веточкин оглянулся, к ним приближалась красивая женщина. С рукавов и подола её серебристой шубы слетали снежинки, корона на голове сверкала в солнечных лучах. Синие, как небо, глаза Зимы смотрели строго, но когда она увидела исправные сани, сразу заулыбалась:

   - Ах, как славно ты починил мои сани, мальчик! А я Снежане не хотела верить.

   - Его зовут Петя Веточкин, - представила мастера подлетевшая к нему Снежана.

   - Мастер заслужил награду, матушка Зима, - проговорил Морозко.

   - Награду, награду, - прошуршала, раскрыв крылья, Метелица.

   Зима лукаво взглянула на Петьку:

   - Проси, чего хочешь, мастер Петя Веточкин.

   Мальчик смело взглянул в голубые глаза Зимы и ответил:

   - Пожалуйста, пусть пойдёт снег! Другой мне награды не надо никакой.

   - Ни злата-серебра, ни мехов пушистых? – Зима явно не ожидала такой простой просьбы.

   Петька расхохотался:

   - А на что мне они? Мне бы снега побольше, да морозца, чтоб каток хорошо застыл, чтобы мне и моим друзьям было, где играть, ведь каникулы скоро.

   Зима кивнула, соглашаясь:

   - Прокатиться хочешь? – Пригласила она мальчика в сани.

   - Очень! А можно? – Петька чуть не запрыгал от предвкушения.

   Зима встала в сани, Петька уселся на сиденье, потом она хлопнула в ладоши, и перед санями появилась тройка белоснежный коней.

   Зима взмахнула рукой, кони сначала пошли шагом, потом понеслись как ветер, и сани взлетели в небо. Из-под подола платья Зимы посыпались снежинки.

   - Помогай, Петя, выбрасывай их за борт, - тихо сказала хозяйка саней.

   Мальчик стал обеими ладошками зачерпывать снежинки и бросать их в небо, ставшее белёсым.

   Скоро бег коней замедлился, и сани остановились. Зима с ласковой улыбкой посмотрела на Петьку:

   - Ты молодец, мастер Петя. Хочу я тебе сделать подарок. Вот тебе разноцветная снежинка, она никогда не тает и всегда будет с тобой. С нею тебе не страшен будет никакой мороз, зимние ветра или сильные снегопады. А если вдруг долго не будет снега, ты немного покрути её на ладони и подуй, сразу пойдёт снег.

   Зима протянула мальчику красивую блестящую всем цветами радуги снежинку размером с ладошку.

   - Спасибо, Зима! – принял подарок Петька.

   - Метелица, - позвала Зима, - опусти нашего гостя на землю.

   В тот же миг Петька снова ощутил уже знакомые объятья крыльев Метелицы, а когда снег рассеялся, он стоял перед своим подъездом, а рядом с ними легонько опустился чемоданчик с инструментами.

   - До встречи, Метелица, - крикнул Петька вслед снежному облачку, поднимавшемуся ввысь.

   Дома Веточкину удалось поставить на место инструменты и незамеченным прошмыгнуть в свою комнату. Он достал подарок-снежинку и пристроил её на лохматую ветку искусственной ёлочки.

  

   Петька подошел к окну, на улице крупными, пушистыми хлопьями шёл снег.

   - Хорошо-то как, - подумал он и лёг спать.

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Надежда Сергеева) Детское Mon, 02 Apr 2018 12:32:09 +0000
Зимородов плащ http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/detskoe/item/266-zimorodov-plashch http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/detskoe/item/266-zimorodov-plashch

zimorod

В давние времена жила в одной деревушке женщина. Рано овдовела она, самой пришлось деток своих поднимать. Трудилась не покладая рук, пряжу пряла, да такую, что поискать! Тонкую да нежную.

И было у нее три доченьки. С малых лет мать дочек к труду приучала, у каждой умение свое было – старшая полотна ткала, средняя кружева плела, а младшенькая вышивала. И вся их работа наотличку была – полотна тончайшие да легкие, кружева просто загляденье, а на вышивках цветы да птицы, словно живые. А уж пели как за работой сестры! Вся деревня, дыханье затаив, слушала, птица лесная чирикать да свистеть переставала, заслушавшись. Далеко слава о сестрах разнеслась. А как в пору невестину вошли, стали сваты приезжать, да не какие-нибудь простые! А принцы да царевичи.

Да только не складывались дела свадебные никак. Женихи как увидят невестушек, так бежать быстрее ветра бросались.

А все дело в том было, что у ткачихи ступни от кросен растоптались, у кружевницы от плетения пальцы на руках были длинные и тонкие, а у вышивальщицы глаза стали, что твои тарелки. И все это от великого труда. Ступнями поножи на кроснах толкать надо. Длинными да тонкими пальцами и плелись кружева всем на диво. А вышивка тогда оживает, когда стежки малюсенькие, а их, попробуй, разгляди без увеличения.

Как-то малоснежной зимой прокатились по деревне сани с бубенцами да у избы сестер остановились. Крикнул возница:

- Эй, хозяйка, выходи!

Накрывшись пуховой шалью, вышла мать к воротам, а дочки в оконце выставились, посмотреть.

- Будьте здравы, гость дорогой, - поприветствовала женщина гостя, а сама дивится, тройка белых коней с серебристыми гривами в нарядные расписные сани запряжена, а в санях старик в красной шубе белым мехом отороченной, волосы и борода белехонькие на ветру развеваются, а бородища такая длинная, что на плечо вознице заброшена.

Старик шапку с головы скинул, поклонился:

- И тебе, хозяюшка, не хворать. Я Зимород, зимы хозяин. Меня к тебе дело важное привело. Поиграли ветры моим волшебным плащом, да изорвали, не могу теперь землю-матушку снегом укрыть. Скоро Новый год, а снега почти нету. Прошу твоих дочерей взяться за починку.

Женщина улыбнулась:

- Доченьки мои рукодельницы, мастерицы смогут починить любую вещь. Давай свой плащ, я им отнесу.

Старик тряхнул мохнатой головой:

- Нет, хозяюшка, нельзя мой плащ в избе починять, растает. Твоим дочерям надо в мой дворец отправиться. А если они с работой справятся, обещаю их замуж выдать за моих сыновей.

Сжалось сердце материнское от скорой разлуки, да что ж поделаешь, коли надобно так.

Позвала мать дочерей, помогла им в сани сесть, достала из кармана платок, смахнула в него слезинки и дочкам отдала со словами:

- Починяйте старику Зимороду его плащ волшебный, а если вдруг трудно придется, платочек мой вам поможет.

Зимород гикнул, взмахнул кнутом, кони взвились, взметнув столб снега, и тройка пропала в снежной замети.

Как во дворец прибыли, повел хозяин сестер в светлицу, где на большом ледяном столе лежал порванный плащ, голубыми искорками посверкивая.

- Вот, девушки, вам работа, - Зимород хлопнул в ладоши и рядом с плащом на столе появился ларец, - а в этом ларце найдете все, что вам нужно будет для работы.

Развернули сестры плащ. В самом центре огромная дырища, кружева по краям местами сильно порваны.

- Зимород, мне мой станок ткацкий нужен, - обратилась к хозяину ткачиха, - чтобы такую прореху закрыть, надо соткать кусок полотна.

- А мне для работы нужен валик с коклюшками, - проговорила кружевница, - видишь, вот тут и вот тут новые кружева плести надо.

Молча кивнул Зимород и младшую сестру спрашивает:

- А тебе что для работы надо?

Вышивальщица осмотрела содержимое ларца и улыбнулась:

- Здесь и пяльца есть, и нитки подходящие, так что вашими запасами справлюсь.

Зимород стукнул о пол своим посохом, взмахнул широким рукавом своей шубы, и перед сестрами появились и кросна для ткачихи, и валик с коклюшками для кружевницы.

- Я вас, мастерицы, с работой торопить не стану, - обратился к сестрам Зимород, - понимаю, тонкая работа не терпит торопливости, но попросить скорее починить плащ, попрошу. Успеть надо вам до наступления Нового года. Стынет земелька без снежного одеяла.

Поклонились сестры хозяину, а он еще раз посохом стукнул и пропал в снежном вихре.

Ткачиха набрала ниток из ларца Зиморода, выбирая белые, серебристые да нежно-голубые натянула их на кросна. Белые на основу, серебристые да голубенькие на уток и начала работать. Понож стучит-постукивает, уток справа-налево ныряет, ткется полотно.

Кружевница валик свой на подставку положила, белоснежные нитки из ларца достала, к ним добавила иголочки ледяные и начала кружево плести. Коклюшки стучат, в руках мастерицы мелькают, словно песенку поют. Иголочки, словно живые, с места на место переставляются, плетется кружево. А сестры поют, песней работе помогают.

Вышивальщица стала внимательно рассматривать узор на целой части плаща, нежными пальцами их ощупывать, чтобы лучше узор понять и запомнить. Потом села рядом с ларцом и давай нитки перебирать-выбирать, да не просто белые, а разные, и синие, и красные, и жёлтые, и зеленые, чтобы разным цветом переливался узор. Потом осмотрела коробочку с иголками для вышивания, а там сплошь все иголки ледяные. Выбрала вышивальщица самые тоненькие, чтобы иглами не повредить полотно.

Сколько времени прошло, не скажу, но только замедлилась работа и у ткачихи, и у кружевницы. Совсем не могут руками шевелить. Нитки-то у Зиморода не простые, снежные да ледяные. Достала вышивальщица из кармана материн платочек, сначала ткачихе им руки обернула-согрела, потом кружевнице. Помогло материнское тепло сестрам.

Скоро и полотно было готово, взялась за работу вышивальщица. Мелькает иголочка по ткани, за ней ниточки разноцветные тянутся, в узор укладываются. Готовую заплатку вышивальщица так к плащу приладила, что и не заметно было, где дыра виделась. К тому времени и у кружевницы работа готова была, вышивальщица кружева новые на место порванных пришила.

Только последний стежок девушка сделала, как засверкал плащ, каждая ниточка зазвучала музыкой волшебной.

Видно музыку эту услышав, появился в снежном вихре Зимород. Подхватил плащ, стал его вертеть в руках, рассматривать. И так повернет, и этак, и на свет посмотрит, и к себе примерит. Заулыбался и говорит:

- Вот порадовали старика, рукодельницы-мастерицы. Чудна ваша работа, к плащу его свойства волшебные вернулись. Дайте-ка я вас расцелую, девушки.

И в обе щеки каждую расцеловал.

Смотрят сестры друг на дружку и глазам своим не верят.

У ткачихи ноги нормальной величины стали, а у кружевницы пальцы. Вышивальщица лицо своё ощупывает, а глаза-то размером уже не как тарелки, а как у всех остальных людей.

От счастья сестрички чуть не плачут.

- Погодите, девушки плакать. То, что получили вы, лишь малая награда, - улыбается, на них глядя Зимород, и зовет, - сыновья мои, пойдите сюда, я невест вам нашел.

В светлицу вошли три богатыря, собой красавцы, в одеждах нарядных. Отличка у каждого брата от другого - бороды разные. У старшего борода чуть поменьше отцовой, окладистая, пушистая. У среднего, помене, так, по лицу только, а младший совсем безбородый.

- Вот, девушки, ваши мужья будущие, для тебя ткачиха мой старший, Буран, славные снежные полотна вы с ним ткать станет. Для кружевницы – средний сын Иней, он поможет красивыми кружевами ветви деревьев да кустов украшать. А для вышивальщицы – мой младший Морозко. Будете с ним своей вышивкой окна в домах украшать. Свадебки в самый канун Нового года сыграем!

Поклонились Зимороду в пояс и девушки, и сыновья, и, взявшись за руки, покинули светлицу.

Хозяин, накинул на плечи волшебный плащ, посохом ударил, вихрь снежный поднял и пропал.

А над землею в тот же час снегопад начался. Снег сыпал и сыпал, укрывая уставшую от холода землю.

В новогоднюю ночь гуляла в доме вдовы громкая свадьба.

Вся деревня дивилась, какие у мастериц женихи ладные да красивые.

С тех пор сестры и дети их потом с весны до осени в доме матушки жили, а зимой мужьям помогали зиму украшать.

 

*********

Кроснадомашний ткацкий станок

Поножипедали ткацкого станка, с помощью которых механизм приводился в действие

Коклюшкипалочки для плетения кружев

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Надежда Сергеева) Детское Wed, 28 Mar 2018 16:45:39 +0000
Даринка и Злат-птица http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/detskoe/item/263-darinka-i-zlat-ptitsa http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/detskoe/item/263-darinka-i-zlat-ptitsa

zlat ptiza

Даринка взглянула на серое небо в черных тучах.

Там, далеко за косогором край неба был алым, невидимое солнце садилось за горы. Тьма спускалась на лес и поле, от неё не мог спасти даже неистовый ветер, который носился по простору пригибая к земле травы, пытаясь с корнем выворотить кусты, зло шипя в кронах деревьев. Как ни злился ветер, становилось всё темнее и темнее.

Девушка заправила под платок выбившиеся из-за ветра волосы, затянула потуже узел, подняла с травы посошок и повернулась лицом к лесу.

- За темным лесом, найдешь ты поляну каменну, а на ней яму-колодец, - пронеслись в голове слова ведуньи, - там Злат-птица и живет. Но помни, как в темный лес на закате ступишь, обратной дороги не будет тебе, девица. Только через тёмный лес и поляну каменну. Но знай, вернуться ты должна до того, как солнце в зенит поднимется, иначе не сможешь ты помочь своей дочери.

Даринка сдержала вздох и, раздвинув ветки невысокого кустарника, вошла в лес.

Пока глаза привыкали к темноте леса, девушка нащупала на груди заветный мешочек, что повесила ей мать. Руке тепло стало и, поднявшийся, было, страх отступил.

Лес встретил гостью настороженной тишиной, ни стрекота цикад, ни пенья птиц, только высоко в кронах шелестел листвой ветер. Однако вскоре вместо шелеста листвы услышала Даринка неясный шепот, и, прислушавшись, разобрала тихие слова «Зачем пришла, на погибель свою пришла, уходи-и-и-и!». Девушка тряхнула головой, сбрасывая с себя наваждение. Шепот прекратился, и снова лишь листва шелестела под напором ветра.

Чем дальше заходила Даринка в чащу, тем сильнее ее охватывал страх. Качающиеся стволы деревьев казались страшными чудовищами, зловеще размахивающие своими когтистыми лапами, они то и дело пытались сорвать с головы девушки платок. Но не взирая на боязнь, порожденную тьмой, и поджидавшую на каждом шагу, Даринка пробиралась сквозь лесную чащу в сумраке опускающейся на землю ночи. Каждый шаг давался с трудом, даже трава и кусты пытались задержать Даринку, спутывая ноги и забирая остатки сил, так необходимых ей для дальнейшего пути сквозь тёмный, жуткий лес.

Внимание девушки вдруг привлекли красные огоньки, появившиеся из-за ствола огромной ели. Даринка чуть замедлила шаг, стараясь все же идти прямо, оставляя эти огоньки справа. Но они все приближались, вскоре послышалось хриплое дыхание зверя.

- Волк, - всколыхнулось в голове отважной путешественницы, она остановилась, зажмурилась, вцепилась, что есть сил в материн мешочек и зашептала, - матушка моя, земля родимая, защити.

Когда она осмелилась открыть глаза, красных огней не было, а лес слабо светился множеством голубых искорок. Светло было так, что удивленная Даринка даже разглядела тропинку. Неторопко девушка пошла по ней, стараясь разглядеть, что это за искры осветили лес. Несколько голубых точек подлетели к ней, явив Даринке то ли жучков, то ли мотыльков с крохотными крыльями. Она подставила ладонь и удивилась еще больше. На ладошку опустилась крошка девчоночка с прозрачными крылышками, от которых и лился голубой свет.

- Не бойся, мы проводим тебя до края леса, - услышала Даринка тихий голосок.

Чудушка взлетела с её ладони и смешалась с остальными.

Так, окруженная голубыми искрами, девушка дошла до опушки и остановилась среди невысоких кустов, пытаясь разглядеть, что там впереди.

Но низкие тучи скрывали луну, и кромешная тьма лежала перед девушкой.

Даринка поправила сбившийся платок, осторожно наощупь опустилась на землю.

- Подожду малость, может ветер тучи разгонит, - прошептала она.

Мысли её перенеслись в деревню.

- Только одно спасет твою дочь, - шепелявила старуха-ведунья, - перо Злат-птицы. Надо на вечерней заре провести тем пером по ногам и спине, и передаст оно свою силу в тело девчуши, и встанет она, и пойдёт. Но хватит ли смелости у тебя, мать, пойти в черный лес? Сможешь не силой, добром добыть волшебное перо?

А на лавке вытянувшись струной лежала её кровинка, её серденько, доченька Бажена.

В сильную грозу пострадала малышка от молнии. Год её пробовали лечить разные лекари, но никто не смог помочь Баженочке, не встала она. И только старуха-ведунья из-за гор поведала о пере Злат-птицы. Одно условие было – чтобы Злат-птица сама дала свое перо.

Ведунья на пороге дала матери два мешочка – один с землей, другой с семечкой жита….

Даринка взяла в ладонь оба мешочка и прошептала:

- Помоги мне, земля-матушка.

Еще немного подождала она в душе моля ветер тучи разогнать. И словно услышал ее ветрина, тучи растаяли, и луна осветила каменну поляну с ямой в самой середке. А оттуда дыхание доносилось – у-у-ф, у-у-ф.

Даринка встала у края камней и крикнула:

- Эй, Злат-птица, покажись-появись я с делом к тебе. Подари перо своё.

В яме раздалось кряхтенье, словно старый дед с печи слезает, а потом прогудел громко голос:

- Кто посмел мой сон потревожить!?

- Злат-птица, ты одна можешь горю моему помочь. Гроза-громовница по дочке моей, по малёхе, ударила. Лежит моя радость без движения вот год как. Никто не смог ее вылечить. Вся надежда на тебя, Злат-птица.

Над поляной раздался дикий хохот, от которого вокруг деревья склонились:

- Ха-ха-ха…. Да кто ж такой умный тебя ко мне за пером послал?

- Ведунья научила меня, в черный лес на вечерней заре пойти, тебя найти и попросить у тебя перышко, чтобы дочку мою вылечить, - дрожа то ли от холода, то ли от страха, проговорила Даринка.

Злат-птица помолчала, повздыхала и ответила:

- Что ночью пришла, то верно. Днем я по свету летаю. Лишь на ночь сюда возвращаюсь. Вот ты меня разбудила, теперь мне утра трудно будет дождаться. Покушать мне надо. Покорми меня! Я перышко и дам.

- Да чем же я тебя угощу, Злат-птица? У меня всего одна лишь семечка есть.

- А ты брось её в землю, я дыхну, она и вырастет. Ты меня зерном накормишь.

Даринка достала оба своих мешочка, высыпала земельку на камни, положила в нее семечку:

- Готово. Дыши.

- У-у-уф, - раздалось над поляной.

Даринка почувствовала, как камни нагрелись, а из кучки земли появился росток. Да так быстро стал расти, что вскорости и заколосился. Из одной семечки выросло немало колосков.

- Злат-птица, - позвала Даринка, - выросли колоски, что дальше?

Ничего не ответила Злат-птица, только воздух в себя втянула, а с ним вместе и все колоски.

- Наелась, теперь до утра спать стану. Лови мое перо, пусть оно поможет дочери твоей.

Над каменой поляной из ямы поднялось небольшое перышко, переливалось разными цветами и сияло, освещая все вокруг, и полетело прямо в руки Даринке. Она приняла перышко, за пазуху положила.

- Спасибо тебе, Злат-птица.

Поклонилась Даринка в пояс перед каменной поляной да лётом домой кинулась. А огоньки голубые впереди летят, дорогу освещают.

Как выбежала из черного леса Даринка, и не помнила сама. Солнце только из-за гор показалось. Пока Деринка до деревни добежала, солнце только половину пути до зенита своего прошло.

Встала мать перед лавкой, где дочь больная лежала. Перо волшебное достала и провела перышком по ножкам малютки, по спине. Раз да другой. А третьего и не понадобилось. Вздохнула девонька, улыбнулась и с лавки поднялась. То-то радости было в доме!

А перышко, как свое волшебное дело сделало, и растаяло.

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Надежда Сергеева) Детское Thu, 22 Mar 2018 17:11:20 +0000
Послушай женщину и сделай наоборот! http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/prikolnye-istorii/item/251-poslushaj-zhenshchinu-i-sdelaj-naoborot http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/prikolnye-istorii/item/251-poslushaj-zhenshchinu-i-sdelaj-naoborot

vuman

Слегка обалдевший от магазинной толчеи Петрович облегченно вздохнул, выйдя на улицу. Полная тележка с трудом покатилась по ледяной крошке, покрывшей стоянку супермаркета. Не вслушиваясь в бормотание супружницы, Петрович порулил в сторону машины.

Он успел загрузить в багажник любимой субару все пакеты, когда подошла жена и скомандовала:

- Пакет с шампанским и мандаринами поставь в салон!

Достав обратно указанный пакет, мужчина двинулся к передней дверце. И надо же было в этот момент кому-то вспомнить о существовании в этом мире Петровича. Телефон щекотливо зазуммерил в заднем кармане брюк. Как-то не очень удобно левой рукой доставать аппарат из правого заднего кармана джинсов. Петрович решил переложить пакет с шампанским в левую руку и…. тот со всем своим грузом бахнулся наземь. Три бутылки шампанского бомбанули что есть сил, народ возле магазина аж присел. Оглушенный Петрович попытался сделать шаг, но поскользнувшись на рассыпавшихся мандаринах осел в шипящую лужу. Какой-то старичок благообразного вида протянул упавшему руку:

- Поднимайся, сынок, застудишь… эти… бубенчики.

Петрович оглянулся, жена сидела в машине, рядом почти никого не было, а те, кто был молча, расходились к своим машинам. Матюкнувшись мужчина со злостью пнул лежавший в луже мандарин, отряхнул куртку, пощупал изрядно намокшую пятую точку и, кряхтя от прикосновения холодной ткани к телу, сел за руль. Жена хранила молчание, но по выражению её лица Петрович понимал, что она еле сдерживает смех.

У дома жена тихо проговорила:

- Ты иди, милый, мне оставь ключи. Пусть мальчики выйдут разгрузить.

Он молча кивнул и выбрался из машины.

Пока Петрович переодевался, он слышал, как сын и зять принесли покупки, как жена крикнула «Ключи у зеркала», как на кухне все давились от хохота. Настроение было хуже некуда. Остаться дома – значит чувствовать за спиной ухмылки, значит слышать сдерживаемый смех. А это никак не могло понравиться мужчине, главе семейства. Ничего не говоря домашним, Петрович оделся, взял ключи и вышел. Задача была одна – вернуться домой с шампанским и мандаринами.

У подъезда мужчина огляделся и принял решение не брать машину, а пешком отправиться в ближайший магазинчик, именуемый в семье «Наш».

Благополучно купив три бутылки шампанского, два килограмма мандарин и большущую шоколадку внучке, Петрович направился домой.

Но судьба видимо решила в этот последний день старого года доконать мужчину. Он остановился на ступеньках магазина, с улыбкой вдыхая морозный воздух. Вдруг Петрович ощутил толчок, услышал громкое «Ой!» и в следующий миг понял, что он летит на обледенелую дорожку, а следом за ним и его пакет. И снова – «Ба-бах!!!!». И снова – рыжие пятнышки на белом. Но на этот раз добавилась дикая боль в левой руке.

Кто-то заохал, кто-то помог встать, кто-то шептал извинения, кто-то помог вернуться в магазин и усадил на подставленный продавцами стул. Рука медленно опухала и синела. Сердобольная продавщица ойкнула:

- Да тут перелом, - и побежала в подсобку вызывать скорую.

Петрович медленно приходил в себя, кружащиеся вокруг предметы и люди останавливались, с трудом сфокусировал взгляд на стоящей перед ним девушкой в костюме Снегурочки:

- Мужчина, простите ради Бога! Я поскользнулась и попыталась ухватиться за вас, а получилось, что толкнула.

Петрович помотал головой, приводя в порядок мысли:

- Шампанское?

- Увы, всё разбилось. А шоколадка и мандарины вот, люди собрали, - Снегурочка была готова заплакать, - простите меня.

В этот момент подъехала скорая, без лишних разговоров загрузила несчастного и отправилась к травмпункту.

- Пакет! – спохватился пострадавший и махнул здоровой рукой, - эх, не судьба!

Пока его осматривал врач, пока делали рентген и потом накладывали гипс, Петрович обдумывал, как же купить шампанское, мандарины и живым вернуться домой.

До Нового года оставалось три часа.

Врач дежурной скорой согласился подвезти мужчину до супермаркета, тем более что у них был вызов в тот район.

Осторожно ступая по снежно-ледяной крошке, Петрович пересекал стоянку у магазина. В пакете тихонько позвякивали три бутылки шампанского. Ему оставалось сделать последний шаг на тротуар, как сзади резко затормозила машина, Петрович крутанулся на месте и опустился на бордюр. Знакомое «Ба-бах!» ранило мужчину в самое сердце, на глаза навернулись слёзы.

- А мы вас искали, - раздался тихий голос над Петровичем.

Он поднял голову, перед ним стояли Деды Морозы и Снегурочки, аж две пары. Мужчина подумал, было, что у него двоится в глазах, но заметил, что цвет костюмов был разный – синий и красный, а у одного из Дедов отсутствовала борода.

Одна из Снегурочек присела перед Петровичем на корточки:

- Простите нас, пожалуйста! Мы не хотели, чтобы вы снова разбили шампанское.

- А чего интересно хотели? – грустно спросил горемыка.

- Мы вас искали, хотели вам шампанское и мандарины отдать, - Дед Мороз без бороды присел рядом со Снегурочкой и протянул Петровичу пакет.

Тот шарахнулся от пакета как от бомбы:

- В руки больше не возьму это проклятое шампанское!

Второй Дед Мороз рассмеялся и предложил:

- А давайте мы вас до дома доставим? Где вы живете? У нас ведь своя машина за неимением волшебных саней.

- Точно, - подтвердил безбородый, - это будет компенсация за разбитое по нашей вине шампанское.

Снегурочка гладила больного по загипсованной руке:

- Вы согласны?

Мужчина переводил взгляд с одного на другого, наконец, до него дошло, что они говорили, и он улыбнулся:

- Только шампанское я в руки не возьму! Опасно!

На звонок Снегурочки дверь открылась моментально! За нею – заплаканные жена и дочь, встревоженные сын с зятем.

- С Новым Годом, - закричали Деды Морозы, протягивая ошарашенным родственникам два пакета с шампанским и третий пакет с мандаринами.

- С Новым Годом, - вторили им Снегурочки, - получите вашего отца и мужа.

Конечно, так просто гостей не отпустили. И по рюмочке налили, и закусить нашлось что. Но и гости не ушли, не оставив хозяевам подарки за исполненные с вдохновением песни и стихи.

Уже после боя Курантов, потягивая шампанское, Петрович подумал:

- А вот оставил бы пакет с шампанским в багажнике – ничего бы не случилось!

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Надежда Сергеева) Прикольные истории Thu, 22 Feb 2018 17:56:34 +0000
Дари радость http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/rasskazy/item/243-dari-radost http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/rasskazy/item/243-dari-radost

 radost 2

Сергей уже час бесцельно мотался по городу…. Сорвавшись из дому после звонка Ларисы, он не мог успокоиться….

Перед глазами мелькали улицы, городские кварталы и снег… Снег под колесами, снег на обочинах, снег, порхающий в воздухе…

Никуда не скрыться от этого белого пушистого чудовища, как и от слов бывшей жены.

- Алиса не приедет к тебе на новый год, и вообще, пора бы тебе понять, что у нас своя жизнь, и в ней для тебя нет места.

Сумерки зимнего утра подчеркивали многочисленные мерцающие огни новогодних гирлянд.

- Ненавижу Новый год! – Сергей решительно направил машину к выезду из города.

На одной из узких улочек окраины Сергей, погруженный в свои невеселые мысли не сразу сообразил, что метнулось под колеса его машины – то ли поземка бросила горсть снега, то ли живое существо перебегало дорогу. Он резко вывернул руль влево, машина послушно свернула с накатанной колеи и прочно увязла в сугробе. Сергей сделал еще пару попыток вырваться из плена, но снег плотно окружил машину.

Мужчина огляделся – улица пуста, за полузанесенными снегом заборами видны крыши с вьющимися над ними дымками.

Сергей попробовал открыть дверцу, но снег снаружи не позволил ему это сделать.

- Вот тебе и Новый год! – вздохнул незадачливый водитель и опустил голову на руки, обхватившие руль.

Вдруг дверца со стороны пассажирского сиденья открылась и в машину, впустив морозное облако, влез старичок. Старенький, местами потертый тулупчик непонятного цвета (возможно, когда-то он был белым), видавшая виды шапка-ушанка, одно ухо которой торчало вверх, были припорошены снегом, который почему-то и не думал таять в тепле машины. Покряхтев и поерзав, он устроился поудобнее и только потом поднял глаза на обомлевшего Сергея.

- Застрял? – ухмыльнувшись в седые усы, проговорил гость.

Сергей, молча, кивнул, приходя в себя. «Откуда взялся на пустой улице этот старик?» - мелькнула мысль.

- Лыжи сломались, - словно в ответ произнес гость и спросил, - новый год тоже в сугробе будешь встречать?

- А чего его встречать? - Сергей сглотнул комок, подступивший к горлу, - ненавижу новый год.

- Вот даже как? – старичок смотрел строго, - а хочешь, я тебе объясню, почему ты так не любишь этот праздник?

- Откуда вы можете это знать! – не глядя на гостя, воскликнул Сергей.

- О, поверь, я много чего знаю, - улыбнулся странный гость, достал из-за пазухи пушистые белые рукавицы, которые совершенно не гармонировали с тулупчиком и шапкой, и одел их на руки.

Потом сложил ладони пирожком и, что-то пошептав, дунул на рукавицы. С них поднялась стайка снежинок, которая покрыла лобовое стекло.

- Ты всегда на новый год получал подарки, какие желал!

На стекле, вернее, на снежинках его укрывших, как на экране замелькали кадры – вот маленький мальчик принимает из рук отца коробку с железной дорогой, на следующей – настоящий футбольный мяч, потом – коньки и клюшку…

Картинки мелькали как в калейдоскопе, а Сергей смотрел на них заворожено.

- Потом ты перестал получать желаемое.

Появилась всего одна картинка – мальчик держит в руках свитер и плачет, рядом сидит, понурившись, мать.

- Не могла мать дарить тебе дорогие подарки, после ухода отца. И ты возненавидел новый год.

- Да, я…

- Помолчи, я не всё сказал, - перебил Сергея старик, - ты всегда ждал, что тебе кто-то устроит праздник, а ты сам кому-нибудь в своей жизни устраивал праздник?

- А Лариса с дочкой? – прошептал мужчина, понимая, что гость прав.

- Ты относился к ней лишь как одариваемый, а не даритель! Вот она и ушла, и счастлива в новом браке.

- А как же я? Как мне жить?

- Неправильно ставишь вопросы! – старик убрал за пазуху рукавицы, снежинки на лобовом стекле пропали, - вот я сейчас тебе покажу другого мальчишку. Смотри.

Гость прикоснулся ладонью к стеклу, и на нем появилось изображение как в телевизоре, только без звука.

Два мальчика старательно мастерят из бумаги и фольги новогодний фонарик. Вот друзья идут домой – один спрятал свою поделку в портфель, другой размахивает ею, ловя снежинки. Невозможно мальчишкам пройти мимо горки! Миг, и портфели лежат возле ступеней, а друзья с удовольствием скользят по ледяной глади. Ещё миг, и горка опустела, лишь остался лежать на снегу забытый фонарик. А второй торжественно вручен маме, лица и сына, и матери светятся от счастья. Экран померк.

- Это ты помнишь? – тихо спросил Сергея старик.

- Такая мелочь….

- Это не мелочь! Это желание подарить радость! Жаль, что ты не умеешь дарить радость, - сочувственно проговорил старичок, - потому и праздника не любишь! Но ты еще можешь всё изменить, а для этого нужно вернуться в город, пока не поздно.

- Что значит «пока не поздно»? – Сергей удивленно взглянул на гостя.

- Поймешь в свое время, - старик лукаво улыбнулся, - заводи!

- Толкать придётся, увяз в сугробе сильно, - огорченно проговорил Сергей.

- Это мы сейчас поправим, - гость снова достал белые рукавицы, одел их, пошептал и хлопнул в ладоши.

В тот же миг Сергей ощутил, как машина мягко высвободилась из снежного плена, поднялась над дорогой и опустилась на колеса, развернувшись в сторону города.

Сергей вздохнул, погасив удивление, и завел машину.

Весь путь до центра он размышлял над словами и поступками неожиданного попутчика.

- Вот тут на площади высади меня, - услышал он просьбу и, остановив машину, взглянул на пассажира.

От неожиданности Сергей даже протер глаза – на месте невзрачно одетого старичка сидел самый настоящий Дед Мороз! В расшитой блестками красной шубе, отороченной белым мехом, в красивой белой шапке с красным верхом, с палочкой в руках, которая выросла до размеров посоха, когда старик вышел из машины.

- Ах, да, чуть не забыл, - заглянул в салон Дед Мороз, перед тем как закрыть дверцу, - вот тебе от меня подарок. Ты ее спас на дороге, съехав в сугроб.

Старик тряхнул рукавом, и на сиденье прыгнула белая пушистая кошечка.

- А сейчас поторопись, и машину поставь у сквера, - необычный старик улыбнулся и захлопнул дверцу.

Сергей еще какое-то время наблюдал, как Дед Мороз идет по площади, как его окружают и дети, и взрослые, общее настроение радости коснулось и его.

- Ничего себе приключение, - улыбнулся Сергей, отъезжая от площади.

Припарковав машину чуть дальше от дома (как советовал Дед Мороз - у сквера), Сергей посадил за пазуху кошечку и протоптанной прямо по газону тропинкой пошел домой. Его внимание привлек звук, донёсшийся из-за большого куста барбариса. Обойдя его, Сергей увидел сидящую на снегу плачущую девчушку лет семи.

- Привет, - присел он перед ней, - ты чего сидишь тут одна, плачешь?

- Мальчишки с горки столкнули, я домой пошла, а нога болит, не могу идти, - ещё горше заплакала девочка.

- Не плачь, смотри, кто у меня есть, - Сергей достал кошечку и протянул девочке.

- А как ее зовут? – сквозь слёзы улыбнулась она, прижимая к груди пушистика.

Сергей осторожно поднял девчушку на руки.

- А ты можешь дать ей имя, я с ней ещё не успел познакомиться, - улыбнулся он, направляясь к машине, - сейчас мы с тобой поедем в больницу и посмотрим, что с твоей ногой!

- Ты доктор? – услышал Сергей вопрос.

- Точно. Самый главный доктор по ногам и рукам!

Осторожно, чтобы не задеть больную ногу, Сергей усадил малышку на заднее сиденье.

Все время, проведенное в больнице, девчушка не выпускала из рук кошечку и мужественно терпела и болезненный осмотр, и рентген, и накладывание гипса. Заговорила она, только снова оказавшись в машине:

- А ты хороший доктор, все делал почти не больно.

- Я старался, - улыбнулся Сергей, - так как назовем кошечку?

- А можно – как меня? – тихо спросила девочка.

- Если бы я знал твое имя, я бы сказал, - Сергей чувствовал внутри необычное, несвойственное ему тепло.

- Ой, и, правда! Мы же так и не познакомились! – рассмеялась маленькая пассажирка, - вот мама посмеется!

- А папа?

Девочка склонила голову к кошечке, помолчала, потом вздохнула:

- А вот нету у меня папы… Мы с мамой одни живем. Даже бабушки нету!

В салоне машины повисла тишина. Сергей пытался разобраться в чувствах, вызванных словами малышки.

- У меня и ёлки нету, - тихонько проговорила девочка, и  слезинка покатилась по щеке.

- Всё у тебя будет, - улыбнулся Сергей, приняв решение.

- Вон мой дом, - крикнула пассажирка. – вот этот крайний подъезд, где я живу..

Взяв девочку на руки, Сергей подошел к двери:

- Набирай код домофона.

Сразу же за сигналом вызова из динамика донесся женский голос:

- Кто там?

- Мам, я это, - громко сказала малышка.

Дверь открылась вместе с обещанием «ты у меня сейчас получишь!»…

Едва лишь Сергей вышел со своей ношей из лифта, как дверь квартиры напротив открылась, и на пороге он увидел молодую женщину с гипсом на правой ноге.

Женщина не могла сказать ни слова, глядя мужчину с малышкой на руках.

- Мамочка, только не ругайся! Меня нечаянно столкнули с горки, - заговорила быстро-быстро девочка, - а дяденька-доктор меня спас. Отвез в больницу и вот я дома. Живая и почти невредимая.

Сергей внес свою ношу в квартиру, посадил в стоящее в прихожей кресло. Повернувшись к хозяйке, улыбнулся:

- С наступающим!

- Мама, а дяденька-доктор смотри, кого мне подарил! – девочка достала из-за пазухи кошечку, и та, тут же спрыгнув на пол, начала тереться о здоровую ногу женщины и громко мурлыкать.

- Ну, и подарок, - улыбнулась мать, - прям Снегурочка.

- Так и будем Новый год встречать, - вдруг грустно произнесла дочка, взяв мать за руку, - обе в гипсе и кошечка.

Сергей смотрел на маму с дочкой, и вдруг понял, что никуда не хочет уходить, что он нашел, кому устроить праздник.

- Так, милые дамы, то, что обе в гипсе не дает вам права скучать и грустить в Новый год. Вы тут поскучайте пока, а мне надо повидаться с Дедом Морозом, - Сергей улыбнулся и вышел из квартиры.

Спустя час он вернулся…

И впервые за многие годы был рад празднику – его радовала украшенная ёлка, сверкающая огоньками, которые уже нисколько не раздражали. Ему было тепло в компании Лизы и её мамы Оли (познакомились они, украшая ёлку).

И под бой курантов Сергей подумал:

- Спасибо тебе, Дед Мороз. Это так здорово – дарить радость!

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Надежда Сергеева) Рассказы Thu, 15 Feb 2018 19:07:09 +0000
Баба Яга и Новый год http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/rasskazy/item/239-baba-yaga-i-novyj-god http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/rasskazy/item/239-baba-yaga-i-novyj-god

 baba aga 2

В самой чаще леса, где нет, и не было хоженых тропинок, где сквозь густые кроны никогда не пробивалось солнышко, стоит странная избушка. То ли дом, то ли игрушка… крыша есть, окна, стены есть, и даже крылечко! Но ещё у домика есть… ноги! Да не простые, а куриные, вернее, курьи. 

 А живет в этом самом смешном домике, избушке на курьих ножках, по слухам, самая вредная старушенция на свете, которая очень любит всем портить настроение, особенно под Новый Год!

А ведь, если разобраться, не такая уж старушка и плохая! Ведь помогала же она Ивану-Царевичу! Просто живёт она одна, а от одиночества у кого хошь характер испортится! Да ещё люди прозвище дали обидное – Баба Яга, костяная нога! А нога-то у нее вовсе не костяная, а нормальная! А что походка неловкая, так лет-то бабушке сколько??? Не меньше трехсот. Зря люди ее обижают, дразнятся.

Приближался Новый год, а настроение у Бабы Яги было совсем не праздничное. По своему волшебному блюдечку с наливным яблочком она видела, как люди украшают свои города и дома сверкающими огнями, ставят пушистые елки в красивых нарядах, покупают подарки.

- Эх, а мне никто подарочка не принесет и елочку нарядную не поставит, - совсем загрустила старушка.

Вдруг в самом центре блюдечка появилась улыбающаяся красавица в голубой шубке с белым мехом, в украшенном жемчугами кокошнике.

- Снегурочка! – прошептала Баба Яга и стукнула по своему «телевизору», - ишь, веселится, а про меня и не вспомнит. Ни она, ни Дед евойный.

От обиды на глаза набежала слезинка, но старушка поспешила ее смахнуть, так как в двери кто-то громко стукнул.

- Входи уж, Леший, только ты так стучишься, силушку, видать, девать некуда, - открыла Баба Яга дверь гостю.

- Это летом у меня забот полон рот, вот сила и тратится, - сбив на пороге снег с латаных валенок, вошел в избушку Леший, - привет, Бабулечка, а я к тебе Новый год праздновать пришел.

Баба Яга, молча, ему кивнула, села на приступочек у печи и промокнула глаза кончиком платка.

- Ну-ка, ну-ка, - Леший подошел к ней поближе, - а чего этоть у тебя глаза на мокром месте? Ноне праздник, а ты плакать удумала.

- Праздник, - Баба Яга всхлипнула, - это у них праздник.… Вон как веселятся!

Леший вздохнул:

- Опять в свое блюдце волшебное на людей смотрела? - Баба Яга кивнула, - и Снегурочку видела?

Старушка горько вздохнула.

- А знаешь, что? – Леший поскреб в затылке, - надо с ней разобраться, наконец! Вот пусть скажет, почему тебя на праздник не приглашают?!

- И как ты думаешь с ней разбираться? – Баба Яга посмотрела на Лешего, - мне ж нельзя к ним, разбегутся.

- А мы эту красавицу к нам позовем! – Леший аж притопнул.

- Ага, пойдет она, как же! – проворчала старушка и отвернулась.

- Так, Бабуля, сиди здесь, никуда не уходи, и избушку никуда не перемещай! – Леший направился к двери, - я скоро вернусь!

Баба Яга хотела, было, его остановить, но Лешего и след простыл!

Ожидание всегда томительно. Вот и Баба Яга не знала, чем себя занять, пока дожидалась возвращения своего дружка лесного.

Она и в окошко смотрела, и в лес прогулялась хворосту собрать, и опару в квашне поставила, и грибочков сухих в тарелке замочила, и даже пирог успела испечь, а Лешего все не было. Из заветного сундучка достала новенькие беленькие с голубой вышивкой шторки и на окошки повесила, потом присела на лавку и задремала. Проснулась она, услыхав крики из леса. Поглядела в одно оконце, в другое, а там Леший с подружкой своей Кикиморой мешок большой тащат. А мешок-то извивается-трепыхается, да кричит-ругается!

В избушке Леший достал из мешка саму Снегурочку!

- Вот, Бабуля, ты хотела с ней поговорить, - улыбался он во весь свой щербатый рот.

- Опять ты! – возмущенно закричала Снегурочка, - Баба Яга, да как же ты можешь так поступать и со мной, и с праздником!

Баба Яга села на табуреточку возле стола и грустно посмотрела на невольную гостью:

- С праздником… Всегда считала тебя, Снегурочка, воспитанной девочкой. А ты вошла, раскричалась, даже не поздоровалась!

Леший взял под руку свою подружку Кикимору и заявил:

- Ну, я своё дело сделал, я пошёл, не буду вам мешать выяснять отношения. И ты уходишь, - потащил он к выходу упирающуюся Кикимору.

Когда дверь за лесной нечистью закрылась, Баба Яга не глядя на Снегурочку, сказала:

- Садись к столу, чайку с пирогом попьём, да поговорим.

Снегурка села на лавку, огляделась и поморщилась:

- В такой обстановке, да ещё силой сюда приведённая, я с тобой чаи распивать не намерена!

- Вот снова ты не те слова говоришь, милая, - старушка терпеливо не повышала голоса, налила в две расписные чашки чаю, аромат от которого мигом наполнил избушку, - чай у меня на лесных травах, с земляникой да черникой.

- Баба Яга, что тебе от меня нужно!? Отпусти, меня дети ждут, - проговорила Снегурочка, отпив из чашки ароматного напитка.

- Вот ты поморщилась, мою избушку оглядев, не понравилось тебе… А что? У меня прибрано, полы помыты, окна тоже, шторки новые специально для тебя повесила. Не нарядно? Не празднично? А если у меня настроение не праздничное! - Баба Яга говорила тихо, грустно.

Снегурочка невольно посочувствовала ей:

- А почему у тебя не праздничное настроение?

- Ты вот скажи, почему вы с Дедом меня никогда с праздником не поздравите, веселиться не позовёте? – наконец решись Баба Яга задать главный вопрос.

Снегурочка растерялась:

- Так ты же всегда мешаешь нам! То меня украдёшь, то ёлку, то дедов посох… Детишек пугаешь вместе со своими друзьями! Вот дедушка тебя и не любит.

Баба Яга вскочила с табуретки:

- Да я, может, потому и проказничала и вредничала, чтобы ваше внимание привлечь, да на праздник попасть! А вы…. Вы меня всегда-всегда прогоняли. А знаешь, как и мне праздника хочется! Чтобы никто меня не боялся, чтобы весело было… эх, - махнув рукой, старушка села обратно и отвернулась от гостьи, - а притащить тебя сюда Леший сам придумал, чтобы мы с тобой поговорили, воть.

Баба Яга, сама от себя не ожидая такого, всхлипнула.

- Ты плачешь, Баба Яга? – удивлению Снегурки не было границ. Она подумала, снова оглядела убранство избушки, потом улыбнулась, достала из кармана небольшую коробочку и, насыпав на ладонь серебринок, что-то прошептала над ними. Серебристые звёздочка взлетели верх и, падая, меняли всё вокруг. В углу появилась украшенная ёлка с огоньками, с потолка протянулись блестящие нити, на стенах засверкали разноцветными огоньками большие снежинки.

Баба Яга с изумлением смотрела на изменения своей избушки. Когда серебристые звездочки коснулись самой старушки, она тоже изменилась – растрепанные волосы спрятались под белый в синий горошек платок, морщинки на лице разгладились, пропала бородавка на носу, всегда так раздражавшая хозяйку. Лохмотья сменились синей юбкой, белой блузкой, а на плечи старушке легла мягкая пушистая шаль, а на ногах вместо лаптей появились аккуратные белые валенки.

- Ой, что это, - прошептала Баба Яга, - что происходит?

- А я захотела сделать тебе праздничный подарок, поднять твоё настроение! – улыбалась Снегурочка, - получилось?

- Ага, - закружилась по избушке Баба Яга, потом села на свою любимую табуретку и снова загрустила, - вот ты сейчас уйдёшь к своему Деду Морозу, к детям, будете там петь, танцевать, а я в этой красоте опять останусь одна. Разве что Леший с Кикиморой наведаются.

Снегурочка встала рядом со старушкой, погладила её по голове:

- Ты прости нас, пожалуйста, что мы прогоняли тебя с праздника, не знали мы, как тебе хочется просто повеселиться с нами.

- Чего уж там, - проворчала Баба Яга, - ступай. Да не серчай на Лешего, он просто за меня переживал.

- Погоди, Баба Яга, - присела перед нею Снегурочка, - я, кажется, придумала, как тебе на нашем празднике побыть, чтобы дедушка не заметил и не стал сердиться.

Взмах рукой, и снова в ход пошли серебринки из волшебной коробочки…

Веселился, шумел новогодний праздник. А сквозь ветви нарядной ёлки смотрела на всех и улыбалась Баба Яга – ёлочная игрушка. Ох, и весело было ей, будет, что рассказать Лешему с Кикиморой!

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Надежда Сергеева) Рассказы Wed, 14 Feb 2018 18:02:55 +0000
Золотник http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/rasskazy/item/218-zolotnik http://putnik.org/proizvedeniya-nashikh-druzej/proza/rasskazy/item/218-zolotnik

max

Часто я вспоминаю, как прошлым летом завела меня грибная дорожка почти до самого Синегорска, набрел я на избушку лесника. Дело к ночи уже было, я и попросился на ночлег. Хозяин, лесник Фёдор, по доброте своей душевной не только на постой принял, но и накормил. Пока мы картошке в мундирах да огурцам соленым честь воздавали, слышал я за печкой покряхтывание да покашливание.

А когда самовар забулькал-зафырчал, вышел из-за занавески дедок, при взгляде на которого я невольно улыбнулся. Именно таким я представлял себе шишка, верного стража в деревенском доме. Невысокий, в домотканой рубахе, холщевых штанах, заправленных в старенькие, подшитые валенки, из длинных рукавов рубашки чуть видно жилистые натруженные руки. Окладистая белая, как снег, борода лежит во всю грудь, а из-под видавшего вида треуха выглядывают жиденькие волосёнки, словно перья из подушки. Выцветшие от старости глаза смотрели внимательно, но светились хитринкой.- Мир гостю, - проговорил дед, подсаживаясь к столу и принимая от Фёдора кружку с чаем.- Добрый вечер, дедушка, - с улыбкой ответил я ему.

- Грибник, стало быть, - дедуля оценивающим взглядом окинул мою полную с верхом корзину, - Фёдор, ты корзину-то вынеси в ледник, а то утром полкорзинки выбросить можно будет.

Лесник молча кивнул и вышел, подхватив мою добычу.

- А вот скажи, мил человек, зачем тебе столько грибов-от? – прихлёбывая чай, тихо спросил меня старик.

- Как зачем? – не понял я его вопроса, - и грибницу сварить, жарёху сделать и на зиму насолить.

- Семья, стало быть, большая, - констатировал дед как факт.

- А как же – дети с семьями уже, всем грибов хочется. А мне в радость по лесу походить, - я с удовольствием наблюдал, как старичок наслаждался чаем.

- Эт, хорошо, что не от жадности ты грибов много набрал, - дед отставил пустую кружку, достал из кармана трубку, кисет, набил табачку, достал из печки лучинку, прикурил, пыхнул дымом пару раз и продолжил, - кто от жадности, к тому тёмная сила придёт.

- Батя, - обратился в нему Фёдор, вошедший в избушку с охапкой дров, - расскажи про Золотника гостю.

- Могу и рассказать, если слухать будете, - пыхнул трубкой старик.

- Расскажите, дедушка, глядишь и ночь скоротаем за разговором, - попросил я.

Старик докурил трубку, спрятал её, кряхтя залез на печь и начал рассказ….

Жил на прииске Дальнем мужичок. Откуда, из каких краев он пожаловал никто и не скажет, не ведали того люди. Просто появился он однажды вечером на околице, как из воздуха возник. Возраста – неопределенного, и не то чтобы стар-старичок, но и не парень - росточка невеликого, сухонький как сорожка вяленая, бородка с усами сивые с проседью, волосы белые как снег, под потрепанную шапчонку спрятанные, глаза когда-то карие были да выцвели, а взгляд внимательный, словно в самую душу смотрит. Имени мужичка тож никто не знает, назвался он Ветрович, так и кликали.

К старательскому труду Ветрович оказался неспособным, равно как и к любому другому, где сила мужская да сноровка необходимы. Зато было ему небесами умение дадено, за которое полюбился он люду приисковому, особливо бабам. Играл он на свирели да на рожке, была еще гармоника губная. Как на гармонике заиграет – ноги в пляс просятся, на свирели – душа веселела, все горести отступали, а ежели на рожке начинал коленца выводить – бабы в голос ревели, а мужики слезу в кулак прятали.

Приняли Ветровича на прииске, в пастухи определили.

Кажно утро собирал Ветрович по дворам, где коровку, где пару коз, и отправлялся на лесную опушку, там травостой был хороший да и речка для водопоя подход пологий имела. А с ним частенько пацанва из тех, что к большой работе не годились. Вот в такой ватажке и проходили дни. Как-то вечерело уже, и Ветрович с мальчуками приготовились по домам скотинку гнать, пришли они к водопою. Коровы с козами пьют, Ветрович у воды на свирельке своей играет, а мальцы, как истые дети старательские в речном песке шарются. Вдруг видит пастух волна на берег блестяшку малехонькую выкатила. Подобрал её он, покрутил в руках да говорит старшему из своих подручных:

- На-кось, тебе золотинку, Митяй, ты ноне знатну кашицу на привале сварил. Это тебе от наших коровок награда. Когда пастух сыт, ему и работается веселей.

А пацан- то рад тому радешенек.

Под песенку свирельки Ветровича скотинку по домам и проводили. Так и жили день за днем.

Однова нашли два брата жужелку в своем шурфе, размером с нокоток, а на вид приметную – на голову мужика похожую! Все как есть – глаза, нос, рот с улыбкой, картуз по самые брови надвинутый. Отмыли братовья камушек, тряпицей чистой попробовали блеск навести – глядят, а улыбка-то заметней стала!

Начальник-то прииска как энто дело увидал, деньжищ пообещал тому, кто остальные части тулова сыщет.

Что тут началось! Не было на прииске человека, который бы на речке да на ее ручьях не колготился. Только Ветровича в поисках не видали, пас себе спокойно коровенок да коз на опушке леса. Долго ли, коротко ли, а вскоре у начальника на столе лежали жужелки, из коих можно было человека составить, одной только ноги не хватало. И ведь что интересно, у любого, что частичку от золотого мужичка находил, фарт пропадал! Ну, начисто! Более энтот старателишко ни крупиночки золотой, самой малехонькой даже, не находил.

Сколь ни маялись мужики, а ушло золото, как не было.

А на хуторе, что вверх по реке был, жила баушка-ведунья. Акимовной звали. Она травами лечила страждущих, заговоры-наговоры знала. Вот к ней и пошли артельщики – старатели, спросить, отчего вдруг фарт золотой пропал.

Притопали на хутор, поклонились Акимовне:

- Баушка, тебе тайны земные ведомы, скажи, куда золото с прииска делося.

А баушка Акимовна как замашет на них, на всю артель-то, голиком да говорит:

- Сами вы, людишки, свое золото темной стороне отдали! Вот погодите, скоро темная сторона всю силу свою заимеет, совсем плохо будет! И не только вам, всему люду вкруг прииска, а может и дале!

Старшой артельный не больно старухиного голика испугался, сердито так ее спрашивает:

- Ты не махай тут помелом своим, место свое знай. Кажи толком, Акимовна, что за темная сила грядет и как с ней справиться!

Баушка голик не бросила, но махать им перестала. Вышла из избы на двор, артельные все за ней потопали.

Акимовна очертила голиком своим круг посреди двора, встала в него и старшого поманила. Егор, звали так старшого, стал рядом с баушкой. И она ему что-то говорить начала, а остальным и не слышно, будто за стеной стоят. Поговорили так-то Акимовна с Егором, она потом в избу зашла, вскорости вышла с пучком трав в руках.

- Вот, - говорит, - травы заповедные. Как случится то, о чем я сказала, брось этот пучок наземь. Сдержат травы немного темноту, а вы пока сыщете того, кто справиться с ней сможет. Ступайте, дел у меня много.

Вернулись артельные на прииск, в хате старшого все собрались, кто сам пришел, а кто и супружницу (из тех, что по-бойчее) привел.

Егор хмуро оглядел собравшихся, остановился взглядом на тех брательниках, что голову мужичковую нашли, и говорит:

- От вас вся беда и началась! Вам в руки темной силой заговоренная жужелка далася.

Загалдели все враз, ругаючи братовьев-то, а бабы-то норовят их ишо и стукнуть побольнее али за волосья трепануть.

- Тихо всем! – Прикрикнул Егор на артельщиков и ладонью по столешнице грохнул, - а любому из вас эта штуковина явилась, неужто, бросили бы?! А кто другие камушки к этой голове искал? А?

Примолкли артельщики, глаз друг на друга не поднимают.

- Вот то-то же. А то, загалдели тут, - Егор вздохнул тяжко и сказал, - жадность это наша общая сыграла. Акимовна баила, что ежели б меньше мы золота брали, да по-разумному, не вошла бы в силу темная жадность, да не послала супротив нас Золотника. Вот Жогины более всех в шурфе колготились, всё золотишка им мало было! Им и дался в руки чудо-камушек. Да заразный он оказался! Всех себе подчинил. И с каждой находкой таяло золото в земле. От того и фарт пропал.

- Что ж робить-то таперича, Егорушка? – В наступившей тишине раздался голос одного из братовьев Жогиных.

- Акимовна сказала, - Егор обвел взглядом артельщиков, - поможет нам тот, кто без золотой жадности в сердце. Только такой чистый душой человек и справится с темной силой. А тут вот какая заковыка…

-Да, говори уж! Не томи душу, Егор, - загалдели мужики.

Егор снова хлопнул по столу ладонью:

- Спаситель наш сам объявится, не знает он, что в нем наше спасение. А случится это, только когда Золотник в полную силу войдет!

- Тятя, - в избу вбежал старшой сынишка Егора, - там начальник всех в контору кличет.

Поднялися артельщики да всем тулаем пошли из избы.

Начальник прииска на конторском дворе не один стоял, выжидаючи, когда старатели подойдут. Рядом незнакомец был, по-господски одетый, наглой, видать из больших, городских начальников. Стоит на палку резную опирается.

Как подошли артельщики к конторе, чужак вперед вышел и, постукивая палкой оземь, начал кричать:

- Что ж вы стараетесь плохо? Мало золота в контору сдаете. Али на пожарну захотели?

Егор вперед вышел и, голосу не повышая, отвечает:

- Ты нас пожарной не пужай, мил человек. Мы тебя в первый раз видим, не знам, кто ты, поколотить могём.

Чужак аж запыхтел от недовольства. Начальник-то вступиться хотел да приезжий его придержал:

- Ты, видать, старшой в артели, так вот, говори да не заговаривайся! Место свое знай. Отвечай,

что ж золота мало стали сдавать?

Егор так прямо и вывалил:

- Ушло золото. Перебуторивать впустую уже устали. Ежели ране много находили поддернова золота, не говоря о шурфах, то ныне как корова языком слизала. Нет золота. Вот как жужелки мужичковые нашлись, так и пропало.

- Это ты о самородках, что на мужика похожи, говоришь? – Приезжий палкой своей по ладони похлопал, - видел я эту забаву. И вот что вам скажу, тому, кто последний камень найдет, контора втрое заплатит. А золото ищите! Ушло, говоришь? Да, ведь неходячее оно. Старайтесь лучше.

С энтими словами чужак в двуколку сел, да и покатил прочь.

Смотрели ему вслед артельщики хмурые, а думка-то, поди, у всех одна была.… О темной силе, что надвигалась на прииск.

- Тятя, тятя, подивись, чего маманя в рыбине нашла, - сын Егоров подбежал к отцу и разжал ладошку.

Все, кто рядом стоял, ахнули! На пацанковой ладошке лежала жужелка точь в точь нога человечья.

- Я большущую рыбину в речке поймал, маманя ей пузо взрезала, а там – это, - затараторил малец.

Егор осторожно взял жужелку и передал ее начальнику. Тот аж потом покрылся, увидав такое. Схватил золотинку да в контору бегом. Егор да кое-кто из мужиков за ним поспешили.

В конторе начальник достал из шкафа шкатулку, вытряхнул из нее прежние жужелки и положил все, как человека сложил.

Вдруг жужелки затряслись, будто кто стол зашатал, и стали друг к дружке слипаться. Склеился золотой мужичок и на ножки встал. Картуз на головенке поправил, оглядел всех да как гаркнет:

- Ашать давай!

А артельщиков-то оторопь взяла, глядят во все глаза. Начальник ближе стоял, возьми да и ткни пальцем в плечо Золотника. Тот оглянулся, ощерился, и схватил его за палец. В тот же миг начальник застыл на месте словно каменный и стал золотеть с того самого пальца. А как весь озолотел - в песок осыпался. А Золотник со стола спрыгнул, сел возле кучи, что недавно начальником была, и начал то золото жадно есть. И ведь не подавится!

Артельщики отутовели малеха да бежать из конторы. Прям кубарем с конторского крыльца скатились. Лица у всех белее снега, глаза как блёнды горят. Руками в сторону конторы машут, а слова вымолвить ни один не могёт. А народу-то на конторском дворе, чай, немало было. Как увидали тех, кто из конторы не в себе выбежал, зароптали, загомонили. А тут шаги громкие послышались, дверь конторы распахнулась, как не было её, и на крыльцо Золотник вышел, только росту он теперь был как паренёк-подлеток. Стоит и бубнит «Ашать давай! Ашать давай!». Возле ступенек на земле лежал один из брательников Жогиных, видать, когда выбегал из конторы упал да зашибся сильно, на ноги встать невмочь. Золотник его пальцем коснулся, вмиг вместо старателя кучка песка золотого. Уселся мужичок подле, и пока все золото не съел – не встал.

А народ-то только охнул на это. Смотрят на него во все глаза, с места сойти никто не может, как есть приморожены!

Золотник, съевши кучку золота, весь затрясся как в лихорадке и вырос вровень с мужиками.

Стоит возле крыльца золотыми мургалами ворочает по сторонам и бормочет по-прежнему «Ашать давай! Ашать давай!».

Постоял-постоял да двинулся на людей. Егор выхватил из-за пазухи пучок трав, что Акимовна дала, в ноги чудищу бросил. От трав этих поднялся дым, окутал Золотника облаком, он и встал на месте. А народ во дворе оклемался, да по своим дворам все кинулись. Вскорости прииск опустел, как и не жил там никто. Даже собаки не брехали по дворам.

Долгонько тишина стояла, пока солнце к закату не покатилось. К вечеру ветер поднялся, тучи по небу заходили, заметались. По земле гул пошел, как будто кто тяжелый топает. Из ворот двора конторского вышел Золотник. Тяжело ступает, как человек старый или хворый. А на каждом шаге по земле дрожь походит, как волна на лесном озере. По всей улице слышно как он бормочет «Ашать давай!»

А с другого конца, слышко, донеслись звуки свирели, это возвращались к своим дворам коровы да козы, которых вел своей свирелью Ветрович. Животины шли, ни коим глазом не поглядев на Золотника, и разбрелись к хозяйским воротам. А пастух с места сойти не мог, как мертвяк, стоял перед ним. Голодное чудище заторопилось к Ветровичу, схватило того за руку. Ан, нет! Не закаменел от такой хватки человек! Не стал в золото превращаться. Золотника затрясло как в лихорадке, и он ростом поменьше стал, а сам всё лапал и лапал Ветровича. А пастух вдруг рассмеялся, достал губную гармонику, заиграл плясовую, да вокруг него в пляс пустился. Золотник всё руками машет, схватить Ветровича хочет да всё впустую. Гармоника всё веселей да веселей играет. Золотник уже и с места сойти не может, трясет его, ажно земля дрожит. Вдруг остановился и, словно облако золотое, растаял, на земле лишь несколько золотых таракашек с пылью дорожной смешались. А пастух все играл на своей гармонике да играл. Так играючи и ушел с прииска, и больше его никто не видал.

А на прииск, говорят, золото вернулось, да только люди стали бояться много его добывать…

Утром Фёдор подвёз меня до Синегорска к первому автобусу, и всю дорогу до города я вспоминал рассказ деда, жалея, что некоторым людям не является такой вот Золотник.

 


Приискместо, где добывали драгоценные металлы, небольшое поселение

Дадено - дано

Ежели - если

Одноваодин раз, однажды

Жужелкамелкий золотой самородок

Энтоэто

Колготилсяколготиться – работать не покладая рук

Фартудача в работе

Голикомголик – березовый веник без листьев

Вкруг - вокруг

Баила - говорила

Робитьделать, работать

Тулаемтолпой

Выжидаючиожидая

Наглой высокомерный

Перебуториватьперерывать песок, землю

Поддерново золотото, что находят в верхних слоях песка — под дерном.

Ашатьесть, кушать

Отутовели малехапришли в себя

Блёндыблёндарудничная лампа

Подлетокподросток

Мургаламиглазами

Оклемалсяоклематься - прийти в сознание

Мертвяк – мертвец; иногда потерявший сознание человек

Золотые таракашкимелкие крупинки золота.

 

]]>
nik_dovgay@bk.ru (Надежда Сергеева) Рассказы Fri, 26 Jan 2018 19:47:47 +0000